«Записка Бафталовского» как новая страница в политическом триллере историка Покровского

Вновь о «екатеринбургских останках»

Анатолий Степанов  Валентин Сидак 
Екатеринбургские останки  Генассамблея ООН по Украине  Резолюция ООН по Украине  Бывший СССР 
0
03.01.2022 3207
Фото: yarcenter.ru

Видит Бог, не хотел я вновь погружаться в эту достаточно неприглядную историю с публичным признанием или непризнанием подлинности обнаруженных еще во времена СССР (в 1979 году) в Поросёнковом логу вблизи поселка Шувакиш т.н. «екатеринбургских останков». Как в уголовно-процессуальные тонкости выяснения их принадлежности узникам Ипатьевского дома, так и, тем более, в чисто церковную проблему отнесения этих останков к чудотворным мощам Царственных Страстотерпцев. Скажу откровенно – мне, как рядовому православному отроку, сегодня уже почти полностью безразлично, по какому сценарию здесь пойдёт развитие событий. Куда пойдёт – туда и пойдёт, значит так угодно Всевышнему, Он единственный справедливый судья в этом вопросе. Меня, как и большинство россиян, гораздо больше нынче волнует вопрос – будет или не будет полномасштабная война России с Украиной, в какие бы привлекательные пропагандистские обертки не облекали возможную угрозу надвигающейся трагедии мирового масштаба.

Полагаю, что в проблеме определения подлинности «екатеринбургских останков» совершенно безболезненно обойдутся и без моего непосредственного участия. Тем более, что мои личные, сугубо субъективные суждения на сей счет имеют вполне определённую и совершенно недвусмысленную характеристику и направленность. И я их уже публично озвучивал на интернет-портале «Русская Народная Линия» (см. пост №63 под названием «К 100-летию одного из символов ХХ века» при обсуждении моей статьи «История цареубийства – политический спектакль длиною в век. Валентин Сидак о проблеме «екатеринбургских останков»). Достаточно распространенные на сегодня в обывательской среде инвективы относительно «причастности органов КГБ» к истории появления и обнаружения группой Рябова-Авдонина в этом месте людских останков, предварительно квалифицируемых к настоящему времени как принадлежащие убитым в июле 1918 года в Екатеринбурге членам семьи императора Николая II, я решительно отвергаю и считаю неуместными, даже кощунственными любые спекуляции на сей счет.

По этой причине я не стал участвовать в организованной Русским Православным Фондом имени Святителя Василия Великого Международной научной конференции «Тайны убийства Царственных Мучеников. Новые материалы следствия и независимые экспертизы», ясно сознавая для себя, что уже сформировавшееся отрицательное отношение к этому мероприятию как светских, так и церковных властей является вполне определённым и совершенно однозначным, и обманываться на сей счет вряд ли стоит.

А просто так, от нечего делать, тупо просидеть полдня в полупустом зале в компании с экзальтированными дамами да еще и в окружении не то современных пионеров, не то бойскаутов или молодых православных волонтёров-поисковиков – кому и зачем это нужно? И при этом спокойно, с невозмутимым видом выслушивать, как бывший руководитель официального следствия Владимир Соловьёв в тысячный раз занимается перечислением полного набора научных титулов и иных регалий привлечённых им «выдающихся экспертов» и одновременно с наслаждением льёт с трибуны очередную порцию словесных помоев в сторону хотя бы того же уважаемого мною «судового механика» Виктора Корна (пожилого, заслуженного человека, искренне стремящегося к постижению истины в данном вопросе, равно как и по адресу других «вольных или невольных наймитов Запада и пособников ЦРУ») – извините, но это очевидно не по мне.

Я очень внимательно, причём неоднократно пересмотрел в режиме видеозаписи все выступления на этой конференции, которая, на мой взгляд, в целом всё же удалась. Ни на мгновение не сомневаюсь в том, что в зале непременно присутствовали представители противоборствующей стороны, которые тщательно фиксировали все новые детали и повороты аргументации независимых экспертов с тем, чтобы оперативно найти и отработать соответствующую контраргументацию. Не случайно В.Соловьёв счёл для себя необходимым «снисходительно похлопать по плечу» участников очень добросовестно выполненной криминалистической экспертизы (или научных опытов по сжиганию туш животных в различных тепловых и погодных режимах) – судебно-медицинского эксперта Юрия Григорьева и его коллеги Константина Теплова. Вопрос лишь в том, а кто или что мешало ему сделать то же самое, причём столь же тщательно и беспристрастно, еще лет двадцать тому назад в рамках официально проводившегося и возглавляемого им же следствия?

Думается, очень удачными, абсолютно к месту и полностью по заявленной теме были хорошо аргументированные выступления двух специалистов-историков: аспиранта ННГУ им. Н.И. Лобачевского Марка Князева и кандидата исторических наук Инны Симоновой. Очень содержательный, убедительный и спокойный материал под названием «Останки. Обзор вопроса», без ненужного надрыва и истерики, несколько ранее представил на «ю-тубе» исследователь А.А.Мановцев. Отмахнуться от его очень веских и убедительных доводов, как это было ранее, уже просто невозможно.

Лично у меня только одно замечание к представленному им материалу – относительно характера почвы в Поросёнковом логу. Это, на мой взгляд, совершенно несущественное обстоятельство, ибо за истекшие сто лет экология местности могла поменяться, причём неоднократно и самым радикальным образом. Был там ручей или не было ручья – какая на сегодняшний день разница для многочисленных фантазий и домыслов охочей до сенсаций публики? Пусть криминалисты ломают себе голову над проблемой торфяного дубления человеческой плоти в условиях Среднего Урала и ищут внятный ответ на вопрос, откуда взялись остатки мягких тканей и волосяного покрова на некоторых обнаруженных при вскрытии могильника скелетах по прошествии многих десятилетий. Это явно из той же оперы, что и найденные в грунте кости млекопитающих животных в районе Ганиной ямы – за истекшие 80 лет там столько следопытов, туристов и прочей любопытствующей публики переночевало, что сегодня гадать о меню их ночных трапез у костра просто смешно!

Гораздо важнее иное. Многие участники раскопа июля 1991 года (археолог Л.Н. Корякова, судмедэксперт П.П. Грицаенко, геофизик Г.П.Васильев и другие) единодушно отмечали наличие в нижней части глеевого пласта грунта наличие странных темных пятен, похожих на «ожоги», и ощутимую повышенную кислотность почвы. Цитирую некоторые их свидетельства: «У меня всё время рвались перчатки, приходилось вообще без перчаток работать, и было ощущение жжения на пальцах, особенно когда работали в самом низу, там, где было скопление кислоты». «Помню, мне бросились в глаза наши резиновые сапоги, их цвет изменился, из черных они стали темно-сизыми. Видимо на них подействовала серная кислота, сохранившаяся в слабопроницаемой глинистой почве». «В раскопе стоял неприятный болотный запах. Невольно источник этого запаха идентифицировался с массивными остатками мягких тканей, сохранившихся на многих костях и прикрытых мумифицированной кожей».

Здесь можно смело выстраивать целый ряд вполне обоснованных гипотез. Первая – захоронение не может датироваться 1918 годом, оно появилось гораздо позднее. Хотя бы по причине, известной любому химику. Реакция серной кислоты с водой – экзотермическая, с выделением большого количества тепла в процессе гидратации кислоты с образованием семейства различных гидратов. При этом физико-химические реакции, проходящие в процессе взаимодействия глинистых минералов с кислотами с образованием сильногидратированных гелеобразных новообразований, непременно вспучивают глинистые грунты! Тем более такие плотные дерново-глеевые структуры (по международной классификации почв – gleysol), очень характерные для сырых лугов, как и те, которые были обнаружены где-то на глубине 1 м в Поросенковом лугу. В толковом словаре В.И. Даля написано, что «глей» – южнорусское диалектное слово, употребляется в значении «глина», «глинистая почва». Как чистокровный украинец, могу лишь подтвердить это собственными жизненными наблюдениями. Это еще хорошо, что поисковики не наткнулись на такое тяжкое наследие прохождения по грунту ледника, каким является «жорства» – ломом и киркой они бы не взяли этот утрамбованный ледником глей!

Почитайте для начала хотя бы научную работу B.E.Соколовича под названием «Основание, фундаменты и механика грунтов» – и вы наглядно поймёте, что не только следователь Соколов, но даже и путевой смотритель Лобухин вместе со своим сыном просто не могли не заметить неизбежного вспучивания грунта в месте захоронения уже буквально через несколько дней! Как и наличие резкого кислотного запаха сернистых соединений, водорода и прочей неприятной для человеческого обоняния дряни от физико-химических реакций взаимодействия кислоты с органикой данного могильника самого различного генезиса.

Другое соображение, на сей раз уже более долговременного характера. Итак, за 80 лет кислота не потеряла своих агрессивных свойств даже при наличии протекающего рядом болотного ручья! Как такое может быть в природе? Химия – наука строгая, это вам не досужая диванная геополитика вкупе с продажной социологией и научно невнятной политологией. Давным-давно могли бы провести натурный эксперимент – залили бы в яму килограмм десять серной кислоты соответствующей концентрации да и подержали ее там под наблюдением хотя бы все лето, а осенью посмотрели бы, способна ли она еще «сжечь» резиновые перчатки исследователям? Лично я в этом сомневаюсь. В заполярном Мончегорске «сернокислотные дожди» на десятки верст в округе начисто и на десятилетия сгубили всю листву леса, а вот закисленный грунт и обводненные участки восстановились при этом достаточно быстро до приемлемых экологических и санитарных норм.

Официальные эксперты следствия публично отказались от участия в конференции под предлогом того, что «участвовать в подобного рода мероприятии», дескать, «не только совершенно бесполезно, но и ущербно для научной репутации. И что ответом на критику может быть, на их взгляд, лишь публикация по-настоящему научных экспертиз и исследований». «Отсутствующий», как известно, непременно проигрывает, но всё же давайте посмотрим на нынешнюю ситуацию под предложенными официальными экспертами методологическим углом.

Из официального доклада Н.А.Соколова вдовствующей Императрице Марии Федоровне: «Следственная власть не питает никаких сомнений и совершенно убеждена в том, что трупы Августейших Особ сначала расчленяли на части, а затем сжигали на кострах при помощи бензина. Трудно поддавшиеся действию огня части разрушались при помощи серной кислоты». То есть последовательность действий убийц по сокрытию следов преступления обозначен следователем Н.А.Соколовым вполне определенно и однозначно: разрубали тела – сжигали их с помощью дров и бензина – обрабатывали серной кислотой. Современное следствие может лишь либо доказательно опровергнуть эту версию, либо принять ее в качестве рабочей для целей дополнительных исследований и экспертиз.

Поэтому демонстрация в интернет-сети т.н. экспертизы нынешнего следствия (сначала лили серную кислоту, а уже затем поджигали биомассу) совершенно некорректна, выражаясь предельно сдержанно и дипломатично. Не говоря уже о других очевидных несуразностях типа постановки следственного (или научного) эксперимента в зимних, а вовсе не в летних, как было в 1918 году, условиях (4 декабря 2018 года). Следственные эксперименты всегда программируются на максимально допустимые параметры опыта, а вовсе не на облегченные, удобные кому-то для простоты понимания.

Ну, ладно, пусть антрополог из Института археологии РАН Татьяна Шведчикова из числа «молодых да ранних» несёт какую-то откровенную чепуху относительно эксперимента по сжиганию в их родном институте неизвестно чего или о «наличии-отсутствии извести! на костных тканях останков – это ещё по-человечески понятно. Все-таки член профкома ведущего академического института, член Совета молодых ученых РАН, штатный «on-line» лектор Дарвиновского музея по проблемам «убийств в прошлом (?)» и пр. – одним словом, «спортсменка, активистка, наконец – просто красавица», а тут вдруг такой шанс прославиться, прочно и уверенно войти в историю мировой науки. Но уважаемому профессору Вячеславу Попову разве не стыдно за такую «научную экспертизу»? Смотрите и думайте сами.

«Уникальный эксперимент», ха... Халтура, причем откровенная. Да у любого химика-технолога спросили бы вначале, как разлагается гидрооксиаппатит (минеральная основа костной ткани человека) серной кислотой. И плавится ли он при определенных температурных условиях без воздействия кислоты (это к вопросу об обнаружении Н.А. Соколовым бесформенных агломератов костных останков). Поезжайте-ка на любой из заводов или комбинатов по производству фосфорной кислоты методом горячего выщелачивания серной кислотой апатита из Хибин на вакуум-фильтрах (хотя бы на тот же Воскресенский химкомбинат в Подмосковье) – сами все увидите.

Знаете, почему самый тонкий и качественный фарфор носит название «костяной»? Да потому, что в его составе содержится костная зола, получаемая из костей крупного рогатого скота путем их полного сжигания. По Флеку, на 100 частей взятых свежих костей получается 55 частей полностью обожженной (белой) золы, в которой находится 80-84 % фосфорнокислого кальция, 2-3 % фосфорнокислого магния, 10-14 % углекислого и фтористого кальция. Обожжённые кости перемалываются и обрабатываются серной кислотой для превращения средней фосфорно-кальциевой соли в кислую; при этом образуется также гипс. Так как полученная Ca(H2PO4)2 в воде растворима, а гипс растворяется плохо, то их очень легко и безболезненно можно разделить. Основными характеристиками получаемого таким способом фарфора являются необыкновенная белизна, просвечиваемость структуры тонких боковых стенок, повышенная механическая прочность всего изделия. Именно благодаря наличию 30-50 % указанного биоминерального компонента в шихте для изготовления данного сорта фарфора материал приобретает исключительные свойства и является элитным.

Скажу более того – в советские времена значительные, если не наибольшие количества урана, скандия и редкоземельных металлов получали все тем же «дешёвым и сердитым» методом сернокислотного выщелачивания из так называемых фоссилизированных костных детритов ископаемой фауны – останков костей древних рыб и прочих Божих тварей периода доисторического материализма из месторождения Меловое – на Прикаспийском горно-химическом комбинате в казахстанском городе Актау (до 1991 года Шевченко). При этом все ископаемые костные останки растворялись в серной кислоте как миленькие – важно было лишь правильно подобрать соответствующие режимы обработки исходного сырья. Включая и проблему утилизации образующихся при этом промышленных отходов в виде фосфогипса.

Так что определять следственным путём нужно не теоретическую возможность или невозможность полного сжигания костных останков, включая зубы – это уже давным-давно пройденный для науки этап, а, прежде всего, выяснять возможные временные параметры процесса полной ликвидации останков при использовании различных комбинаций применения источников тепла (дрова и бензин) и агрессивных жидкостей (серная кислота, возможно перекись водорода или что-то еще) в полевых условиях и сопоставлять их со свидетельскими показаниями незаинтересованных лиц.

Странные, на мой взгляд, дела творятся сейчас в публичном пространстве вокруг т.н. «екатеринбурских останков». Вот, к примеру, одна из последних публикаций на сайте РНЛ под названием «Истина найдет себе дорогу». «Здравствуйте, уважаемая редакция. Вам пишет полковник юстиции в запасе Иван Дмитриевич Свистунов. Я проживаю в Екатеринбурге. Пишу Вам просто как верующий человек, которому больно смотреть на то, сколько лет Церковь не может признать Царские мощи. Я еще в 90-х годах был в этой теме, служил в военной прокуратуре в должности начальника отдела по реабилитации жертв политических репрессий. Встречался по работе со следователем В.Н. Соловьёвым, который в это время как раз приезжал в Екатеринбург, вёл следствие. Уже с тех пор я не сомневаюсь, что это Царская Семья».

Казалось бы, что должен проповедовать полковник юстиции в отставке, бывший прокурор с 40-летним стажем? По разумной логике – соблюдение принципов законности и правопорядка, строгое следования духу и букве действующего законодательства – хоть советского, хоть антисоветского. Вместо этого в заметке открыто звучит неприкрытая апологетика гробокопательства.

Из недавнего интервью геофизика Васильева, на оценки которого ссылается бывший прокурорский работник Свистунов: «У меня в душе было напряжение разведчика, идущего на выполнение особо опасного задания, не покидало чувство тревожности. Я тогда, помню, время от времени оглядывался по сторонам, пытаясь уловить в окружающем нарушение естественности обстановки». Прямо популярный киногерой штандартенфюрер Штирлиц – он же советский разведчик Исаев, да и только. Не иначе, пришло время представлять его вместе с геологом Авдониным к награде за производство заведомо незаконных раскопок 1979 года в Поросёнковом логу…

Или еще один свежий материал на сайте РНЛ: «Участник раскопок 2007 года антрополог Ражев рассказывает о том, чтó было обнаружено в захоронении двух человек и удалось ли действительно большевикам сжечь два тела». Лично меня совершенно не интересует мнение Ражева, как эксперта-антрополога, но зато вовсе небезынтересно содержание его официального допроса следствием.

Чтобы закончить с тематикой экспертиз и привлекаемых для их производства специалистов, рассмотрим вот этот представленный в книге Следственного комитета РФ документ. Надо понимать, что отныне это уже официальный материал современного этапа следствия. Тогда возникает далеко не праздный вопрос: кто процессуально оформлял постановку данного вопроса на изучение именно этой группе экспертов (Шабуров, Бабкина, Жукова)? Во всяком случае, бывший следователь В.Соловьёв неоднократно и публично всячески отмежевывался от своей причастности к этой экспертизе и заявлял, что это была лишь частная инициатива некоей Наталии Розановой, автора книги о судьбе царской семьи.

Почему на протяжении всего периода существования советской власти партийные органы всячески пытались опорочить результаты следствия Н.А.Соколова и любой ценой исказить его результаты – много гадать не придется. Кому была охота на ровном месте создавать еще один очаг антиеврейских и антисионистских настроений в обществе и затем пожинать его горькие плоды… Но вот почему эти попытки с нарастающей силой продолжаются уже сейчас, в России времён президентства В.В.Путина, где пресловутым антисоветским жупелом под громким названием «политика государственного антисемитизма» давным-давно даже не пахнет – «думайте сами, решайте сами», как поётся в известной песне из «ритуального», культового кинофильма советских времен…

Совсем недавно, 8 ноября 2021 Министерство юстиции РФ внесло в Федеральный список экстремистских материалов за №5218 видеозапись с названием «Тайное и явное. Цели деяния сионистов», представляющую собой черно-белый фильм, продолжительностью от 1 часа 28 минут 01 секунды до 1 часа 28 минут 16 секунд, который начинается с изображения древних скульптур и текста на экране: «В этом фильме изложены факты..», заканчивается изображением природы и дерева в паутине, сопровождаемых словами: «Обречено ли дерево на медленную смерть или оно очистится от этой паутины червей?», после чего следуют титры (решение Сыктывкарского городского суда от 05.07.2021). О чем идет речь?

Если верить средствам массовой информациивсего лишь о рядовом административном деле по административному исковому заявлению прокуратуры Республики Коми в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц о признании экстремистским привычного дежурно-пропагандистского фильма советских времен, хотя и очевидной антиизраильской направленности.

Следуя подобной логике отдельных непримиримых борцов с разгулом экстремизма, любое не подкреплённое вступившим в законную силу судебным решением суждение, заключение, экспертиза, материал нынешнего и предыдущих следствий по делу убийства членов царской семьи, в котором будет наличествовать словосочетание или словесный оборот «ритуальный характер убийства», рано или поздно угодит в упомянутый перечень экстремистских материалов. Как в него уже успел попасть недавний 220-летний юбиляр по фамилии Владимир Иванович Даль, более известный в публицистике под псевдонимом «Казак луганский» (смотри №1494 Федерального перечня экстремистских материалов – «Брошюра «Записки о ритуальных убийствах», автор В.И.Даль (решение Ленинского районного суда города Оренбурга от 26.07.2010).

По закону Федеральный список экстремистских материалов формируется на основании поступающих в Минюст России копий вступивших в законную силу решений судов о признании информационных материалов экстремистскими. При этом наименования и индивидуализирующие признаки информационных материалов включаются в федеральный список экстремистских материалов в строгом соответствии с резолютивной частью решения суда. Информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу.

У проводившего в УФСБ России по Республике Коми за государственный кошт «специалиста по проведению лингвистических исследований», составившего для следствия и суда заключение от 07.07.2020 №65/0/3-2825, еще не возникло желание отнести к экстремистским материалам Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 3379 «О ликвидации всех форм расовой дискриминации» (которая сразу же после крушения СССР была в срочном порядке отозвана в декабре 1991 года по требованию президента Израиля Хаима Герцога)? Или решение Секретариата ЦК КПСС от 29.03.1983 «О создании Антисионистского комитета советской общественности (АКСО)» или же книгу ряда советских авторов, в том числе корреспондента газеты «Правда» в Каире Е.М.Примакова, под названием «"Голубь" спущен» (М.: Молодая гвардия, 1968), в которой черным по белому написано: «Всемирный еврейский конгресс – сионистская организация – был создан в 1936 году в сотрудничестве с нацистами»?

Не совсем понятно в этой связи, в Сыктывкаре в июле 2021 года был внезапно обнаружен вышеуказанный в судебном решении видеоролик производства 1973 года, так, что ли? Или он именно там, а не где-то в ином регионе России, активно и массово распространялся на местном телевидении или еще каким-то иным способом, в «ю-тюбе», например? Или там размещалась в тот период организация, создавшая данный видеоматериал, в данном случае Центральная студия документальных фильмов? То, что нижестоящие российские судебные инстанции иногда все же ошибаются в своих оценках, видно хотя бы на примере того же федерального списка Минюста, из перечня которого некоторые ранее признанные «экстремистскими» материалы были позднее вполне официально исключены.

В качестве объекта для невеселых раздумий на эту тему возьмём вполне нейтральный, никак политически не окрашенный исторический сюжет последних лет. В ноябре 2017 года в Москве на территории Сретенского ставропигиального мужского монастыря произошло очень важное, по крайней мере – неординарное, необычное дотоле событие, открывшее новую страницу в порядком затянувшейся истории с расследованием обстоятельств убийства большой группы членов бывшей царствующей династии в России.

Речь идёт о долгожданной в российском обществе научно-практический конференции с участием иерархов Русской православной церкви по главе с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом под названием «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия», которая была целиком посвящена изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом. Ее несомненное достоинство состояло в том, что за ходом конференции с момента ее открытия и до полного завершения любой желающий и интересующийся этой темой мог следить в режиме on-line или посмотреть любой фрагмент выступлений в видеозаписи.

Как по мне – ничего принципиально нового для познания Истины там не произошло, хотя ход развернувшейся дискуссии между участниками конференции определённый интерес, несомненно, представлял. Однако по итогам конференции в российских средствах массовой информации буквально взметнулся «девятый вал» противоречивых оценок и суждений. Поводом к возникновению нового «стихийного бедствия» в общественно-политической жизни страны стало заявленное представителями официального следствия намерение назначить психолого-историческую экспертизу для разрешения вопроса, связанного, в том числе, с возможным ритуальным характером убийства членов царской семьи.

Дословно: «Следствием планируется назначение психолого-исторической судебной экспертизы для разрешения вопроса, связанного в том числе и с возможным ритуальным характером убийства царской семьи». Для этого будет сформирован экспертный совет при участии сотрудников Академии наук, Московского и Санкт-Петербургского университетов, а также работников архивов и священников.

Тут же, словно по команде, со всех сторон посыпались обвинения типа «церковь и СКР ищут еврейский след в царском деле», тут же глава Федерации еврейских общин России раввин А.Борода выступил с официальным заявлением, протестуя против намерений следствия провести такую экспертизу, ибо «иудаизм, будучи первой религией, отменившей человеческие жертвоприношения на самой заре своего возникновения, в принципе не знает понятия ритуального убийства».

Вообще-то, с «судебной» экспертизой следователь СК РФ М.Молодцова слегка погорячилась, ибо, судя по всему тому, что ранее предшествовало данной конференции, никакого рассмотрения материалов уголовного дела, в том числе и экспертиз, в рамках судебного следствия, скорее всего, не будет. Да и, помимо всего прочего, в действующем УПК РФ «психолого-историческая» экспертиза не предусмотрена – ни судебная, ни следственная. Но, в конечном итоге, у «жирафа шея длиннее» и работникам следствия виднее, что к чему – посмотрим, что реально получится из этого намерения.

Как известно, в современном праве сущность экспертизы заключается в исследовании на основе специальных познаний с использованием специализированной инструментальной базы. Если еще точнее, строго по букве Федерального закона от 26.07.2019 №224-ФЗ, то «судебная экспертиза – предусмотренное законодательством Российской Федерации о судопроизводстве процессуальное действие, включающее в себя проведение исследований и дачу заключения экспертом по вопросам, требующим специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла».

Возникает вполне резонный вопрос: каковы должны быть рамки и компетенции у членов создаваемого экспертного совета из числа специалистов в области «науки, техники, искусства или ремесла» и на базе какого научного инструментария они будут работать? И вообще, кто может определить эти рамки помимо суда?

Из более поздних уточнений официального представителя СК РФ Светланы Петренко выяснилось, правда, что речь, скорее всего, будет идти не столько о некой не вполне понятной «психолого-исторической» экспертизе, сколько о привычных и известных всем криминалистам автороведческой и историко-архивной экспертизах. Следственным комитетом РФ при этом было особо подчеркнуто, что «в рамках этих экспертиз планируется изучить и систематизировать около двух тысяч документальных первоисточников, в том числе обнаруженных в 2017-2018 гг. в зарубежных архивах и музеях». Что предстоит заново «изучать и систематизировать» и почему что-то там обнаружили за два последних года уже после закрытия прежнего уголовного дела – гадать не будем, ждать осталось, судя по всему, уже недолго.

Если заново «изучать и систематизировать» предстоит не материалы «колчаковского следствия», а более поздние исторические документы типа получившего мощную рекламную кампанию в СМИ «доклада подполковника Бафталовского», «недавно обнаруженного в Чехии» скандально известным российским историком Кириллом Александровым из питерского отделения Института истории РАН, специалистом по генералу-предателю Власову и его сподвижникам из РОА, то выудить там что-то новое вряд ли удастся. Почему я выделил из всего массива документов именно данный материал? Да просто потому, что вовсе не случайно открывает справочно-документальную базу главы девятой изданной Следственным комитетом РФ книги, озаглавленной «Происхождение версий о полном уничтожении останков Царской Семьи и ее верных подданных на Ганиной Яме и "ритуальном" характере убийства».

У меня к питерскому историку К.Александрову имеются собственные персональные упрёки и претензии, но они уже совершенно из другой оперы на мотивы широко известной музыкальной темы «пакта Молотова-Риббентропа». В знаменитом спецвыпуске журнала «Дилетант» под названием «Пакт» (№047, ноябрь 2019 года, http://diletant.media) на стр.26-27 была опубликована статья кандидата исторических наук Кирилла Александрова «Экземпляр единственный…». В ней повествуется о якобы «уникальных материалах», содержащихся в микрофильмокопиях «бумаг Волкогонова», хранящихся в собрании Гуверовского архива Стэнфордского университета в Пало-Альто (США). Это абсолютно не соответствует действительности, ибо рассекреченная «совершенно секретная» справка заведующего VI Сектором Общего отдела ЦК КПСС Лоллия Мошкова за №20-06/197 от 10 июля 1987 года «О советско-германских секретных соглашениях, заключенных в период 1939-1941 годов» к тому времени уже публиковалась в российских научных журналах, причём неоднократно.

Моя претензия как к автору указанной статьи, так и к главному редактору журнала «Дилетант» Виталию Дымарскому, обеспечившему выпуск в свет данного номера, заключается в следующем. В коллажах приводимых ими служебных записок (одна из них исполнена Л.Мошковым, другая – работником VI Сектора Виктором Ефимовичем Галкиным, почерк которого мне отлично известен) речь идёт о двух совершенно разных «закрытых пакетах» из архива. Один из этих пакетов (за №1, записка В.Е.Галкина от 15.04.81 г. об ознакомлении с документами Ю.В.Андропова и К.У.Черненко) относится к материалам по Катыни), другой (за №№34 и 35) содержит документы по «пакту Молотова-Риббентропа», Документальные свидетельства ознакомления с последними генеральных секретарей ЦК КПСС относятся исключительно к временам М.С.Горбачева, что уже само по себе вызывает удивление. Если подобный коллаж с подменой изображений служебных записок не является научным мошенничеством, тогда что же это? При этом К.Александров прямо обвиняет во лжи «благополучного советского пенсионера Молотова» и обеляет другого подписанта пакта – зачем всё это и на основании чего? Чтобы окончательно похоронить «конспирологическую версию» о послевоенной «фальсификации» «специального протокола»?

Возвратимся к докладу Бафталовского. Вот что написал сам автор публикации в СМИ по поводу этого документа: «Так как доклад Бафталовского оказался в бумагах Генерального штаба генерал-лейтенанта А.П.Архангельского, служившего в 1924 году в должности начальника отделения личного состава штаба Главнокомандующего в Сремски Карловцы, можно заключить, что Махров переслал документ из Польши в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. Скорее всего, в связи с намерениями великого князя Кирилла Владимировича провозгласить себя в ближайшее время императором Всероссийским, генерала Врангеля интересовали подлинные обстоятельства екатеринбургского убийства и обоснованность существовавшей версии о спасении кого-либо из членов царской семьи. Ситуация усугублялась тем печальным обстоятельством, что вдовствующая императрица Мария Федоровна, проживавшая в Дании, не хотела признавать факт ужасной гибели своих сыновей и внуков».

Уже только на основании этой совершенно ненаучной, обывательской реплики питерского историка можно с полным основанием полагать, что пресловутый «доклад подполковника Бафталовского» является туфтой, голимой исторической фальшивкой. Или же самой что ни на есть откровенной «активкой» оффензивы-дефензивы пилсудчиков с их «прометеевской» агентурой, а может быть и того же советского ОГПУ со сходными по своему смыслу эпизодами знаменитой благодаря книге Льва Никулина «Мёртвая зыбь» операции «Трест».

Ибо всерьез полагать, что к середине 1924 года ничем не приметный русский эмигрант по фамилии Бафталовский из польско-немецкого Данцига «по приказанию Генерального штаба генерал-лейтенанта П.С.Махрова – Военного представителя в Польше Главнокомандующего Русской армией генерал-лейтенанта барона П. Н.Врангеля» тут же, совсем как галантерейщик Бонасье у г-на Дюма в «Трех мушкетерах», «помчится спасать Россию» и прояснять для высших монархических сановников ситуацию в вопросе, которую был не в состоянии прояснить хотя бы тот же следователь Соколов, владевший куда более обширным массивом документальных материалов и свидетельств – верх исторической наивности и политического невежества.

Цена обнаруженной историком К.Александровым то ли в США, то ли в Чехии т.н. записки Бафталовского – ровным счетом две копейки, да и то лишь в базарный день (как, впрочем, и её копии, давным-давно хранящейся в Российском государственном архиве, насколько это видно из ранее опубликованной уральским историком С.И.Вебером, https://www.academia.edu/36603501). Причём по целой совокупности совершенно объективных причин и обстоятельств.

Существует ряд очень серьезных работ доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института славяноведения РАН Андрея Владиславовича Ганина, который уже давно занят исследованиями событий 1918 г. на Украине, в том числе и на основе анализа мемуаров П.С.Махрова. Да, в Бахметьевском архиве Колумбийского университета в Нью-Йорке действительно хранятся ценные и в основном пока еще неопубликованные воспоминания генерал-лейтенанта Петра Семеновича Махрова (1876-1964), охватывающие практически всю его жизнь с дореволюционных времен до начала 1950-х гг. Воспоминания написаны Махровым на склоне лет в эмиграции и весьма заметно неровны по своему содержанию и приводимым в них оценкам. Среди наиболее значимых частей мемуаров – эпоха Первой мировой и Гражданской войн, в том числе период пребывания Махрова в 1918 г. на Украине.

Взглянем на одну из работ А.В.Ганина под названием «При немцах и гетмане: Украина 1918 г. глазами генерала П.С.Махрова». «Украинская» часть воспоминаний генерала носит название «Развал русского фронта в 1917 году и немецкая оккупация Украины в 1918 г.». Они были написаны спустя тридцать пять лет после описываемых событий (в марте-ноябре 1953 года), чем и объясняются многочисленные фактические неточности и ошибки в тексте. Известно, однако, что в эмиграции Махров вёл достаточно активную переписку со своими сослуживцами, чтобы восполнить пробелы в своих знаниях и исправить ошибки памяти. Так, например, известно, что генерал переписывался по этой тематике с полковником П.В. Колтышевым и генералом Н.Н. Стоговым.

П.С. Махров – уроженец Тамбова, выходец из мещанской семьи. Получил хорошее образование – учился в Минском реальном училище, окончил Минскую гимназию, Виленское пехотное юнкерское училище и Николаевскую академию Генерального штаба по 1-му разряду (1907 г.). Участвовал в Русско-японской и Первой мировой войнах. Награжден Георгиевским оружием. Осенью 1917 г. был произведен в генерал-майоры. Приход к власти большевиков застал его на посту исполняющего должность генерал-квартирмейстера штаба Юго-Западного фронта. Позднее Махров стал и.о. начальника штаба фронта.

После развала фронта генерал в феврале 1918 г. приехал в Полтаву и поселился в семье своего тестя, отставного полковника А.И.Бафталовского. В Полтаве он прожил почти год, и в период германской оккупации устроился помощником начальника так называемого хлiб-bureau в Полтавской губернии – прогерманской организации, занимавшейся поставками зерна представителям германских оккупационных сил. Он инспектировал мукомолов, проверял количество принятого зерна и сданной муки. По мере эскалации Гражданской войны идея уклонения от конфликта у Махрова сменилась мыслью о необходимости бороться с большевиками в рядах Добровольческой армии. Однако свое намерение Махров реализовал уже после падения режима гетмана П.П.Скоропадского.

В начале 1919 г. в связи с наступлением советских войск на Левобережную Украину, Махров через Одессу уехал в армию генерала А.И.Деникина, в которой и служил в 1919-1920 гг. Несмотря на сравнительно позднее присоединение к белым, Махров на белом Юге сделал успешную карьеру. В 1920 г. он достиг высокого поста начальника штаба главнокомандующего ВСЮР и был произведен в генерал-лейтенанты.

Главнокомандующий ВСЮР генерал П.Н. Врангель весьма высоко ценил Махрова, отмечал, что «это был чрезвычайно способный, дельный и знающий офицер Генерального штаба. Ума быстрого и гибкого, весьма живой». Однако о том, что у Врангеля не все было гладко во взаимоотношениях с Махровым, а также имелись сложности с восприятием начальника штаба военными кругами, свидетельствует продолжение этой характеристики: «Он не прочь был поиграть "демократизмом". Либерализм начальника штаба в настоящее время являлся в значительной мере отражением политических взглядов его ближайших помощников обоих генералов-квартирмейстеров. Среди офицерства ставки и высших чинов, настроенных в общем право, либерализм начальника штаба и его ближайших помощников вызывал большие нарекания. Их обвиняли в "эсеровщине"».

Итогом всех этих противоречий стала отправка по поручению Врангеля в июне 1920 г. Махрова с военно-дипломатической миссией в Польшу, где он пробыл до 1924 года. Затем Махров переехал во Францию – сначала в Париж, а в 1932 г. – в Канны. В эмиграции зарабатывал на жизнь, давая уроки английского и русского языка, математики и физики.

Вот что повествуется в его мемуарах в главе «Семья полковника Адама Ивановича Бафталовского». «Приехав 5 февраля в Полтаву, я поселился в семье моего тестя отставного полковника Адама Ивановича Бафталовского. Эту семью я знал с 1897 года. Тогда Адам Иванович был в г. Минске командиром баталиона 119[-го] пех[отного] Коломенского полка, и я его адъютантом. В его доме я и познакомился с моей будущей женой Марией Адамовной, десятилетней девочкой. Затем он командовал 46[-м] Днепровским пех[отным] полком в г. Проскурове. Выслужив пенсию, будучи причисленным к комитету раненых, он вышел в отставку и переехал в Полтаву, где и жил на покое. Здесь он отдался всецело заботе об образовании своей семьи, состоявшей из 4-х барышень: Веры, Ольги, Марии и Наталии и четырех сыновей: Петра, Николая, Игоря и Бориса. Две старших дочери учились на курсах иностр[анных] языков в Петербурге, а моя будущая жена на медицинском факультете. Младшая же Натали, очень болезненная, окончив гимназию, жила дома. Все сыновья учились в кадетском корпусе в Могилеве.

Пред войной 1914 года 3 дочери вышли замуж: старшая – за военного юриста подполк[овника] Боровского, другая – за московского педагога Леонова, а на Марии Адамовне в 1908 году женился я. Накануне войны 1914 г. все сыновья стали офицерами: старший Петр – гусаром Изюмского полка, следующий Николай – военным летчиком, Игорь вышел в Старо-Оскольский пех[отный] полк, а Борис – в тяжелую артиллерию».

Справочно: Бафталовский Игорь Адамович (1896-1959) – из дворян Волынской губернии. Окончил Петровский Полтавский кадетский корпус (1913), Павловское военное училище (1914), ускоренные курсы Военной академии (младший класс 2-й очереди). Участник Первой мировой войны. Кавалер ордена Св.Георгия 4-й ст. Капитан (последний чин старой армии). Участник Гражданской войны. Военный специалист РККА. Участник Белого движения на Востоке России. Подполковник. В эмиграции – в Китае, Тунисе и во Франции. Умер в Каннах. Мемуарист.

Цитируем далее мемуары Махрова. «Моя теща Елена Константинова, рождённая Дьяконова, по женской линии несла в своих жилах татарскую кровь князей Енгалычевых. Отец ее был московский дворянин, служивший по выборам капитан-исправником в г. Серпухове. Елена Константиновна была маленького роста, брюнетка, женщина редкой и оригинальной красоты. Она, окончив Саратовский институт, 18 лет вышла замуж за моего тестя. У них было 8 человек детей, о воспитании которых она заботилась с удивительным вниманием. Она их и готовила в гимназию, и в кадетский корпус.

Её горничная татарка Дуняша, православная староверка, очень религиозная и добрая девушка, стала няней. Она прожила у Бафталовских 45 лет. Дети её очень любили. Всех она называла на ты, и потом нянчила детей своих воспитанниц. Она нянчила и мою дочь, причём всегда делала замечания моей жене в неумении вести учёт, за то, что она зря сорит деньгами и пр[очее]. Её все, в том числе и я, считали, как родную. Она и умерла в доме старшей сестры моей жены, уехав к ней нянчить появившегося младенца. Умерла она от голода при большевиках в 1921 году.

Елена Константиновна в противовес своему мужу была очень общительная, любила принимать гостей, была хлебосольна, и в их доме всегда были зашедшие, что называлось "на огонёк" или запросто. Она была женщина образованная, как и муж её, много читала и в совершенстве владела французским и немецким языками. Особенностью её характера была страшная сентиментальность, любовь всевозможных "табу", вынесенных из института, вежливость и корректность. Она считала, что манера себя держать у её дочерей была слишком "развязна". Приписывала это она гимназическому воспитанию, где дворянки соприкасались с дочерьми разночинцев и даже евреек. Евреев она терпеть не могла и своим дочерям категорически воспрещала садиться на одной скамейке с ученицами-еврейками. Ещё более против евреев настраивала их няня Дуняша. Она их иначе не называла, как "нехристи". В этом отношении мой тесть был противоположен своей жене. Он не придавал значения многим, по его словам, бессмысленным условностям светской жизни, к людям всех сословий, национальностей и религий относился без всяких предвзятостей, в том числе и к евреям. Последнее часто вызывало споры между супругами.

Елена Константиновна была монархистка и к царю относилась с обожанием. Она знала наизусть всю родословную императорской фамилии и особенности жизни государей и цариц. Интересно, что и няня детей её, Дуняша, всецело разделяла взгляды своей барыни. Будучи безграмотной, её любимым развлечением было послушать, что ей прочтут её воспитанницы про царей и цариц. Но вот замечательный факт, труднообъяснимый. Когда в Полтаве стало известно, что император Николай II отрёкся от престола, и полтавская интеллигенция пришла от этого в телячий восторг, Елена Константиновна встретила эту весть с неописуемой радостью. Дуняша вся заливалась горькими слезами. Адам Иванович спрашивал свою жену, отчего она так резко изменила свои убеждения, на что она отвечала: "Теперь лучше будет для всех...". В доме моего тестя 5-го февраля [1918 г.] я нашел приют, и здесь мне предстояло начать мою новую жизнь».

Из приведенных выше цитат видно, что автор рассматриваемой «записки» Игорь Адамович Бафталовский:

во-первых, никогда не был «подполковником Генерального штаба», он лишь окончил ускоренные курсы Николаевской военной академии (младший класс 2-й очереди). Если, конечно, какого-то подобия «Генерального штаба» не было у Земской рати Правителя и Воеводы М.К.Дитерихса на Дальнем Востоке, в которой он служил вплоть до своей эмиграции в Китай;

во-вторых, какое-то время он служил в РККА, о чем почему-то современные исследователи предпочитают умалчивать;

в-третьих, как и все дети А.И.Бафталовского, он был досконально осведомлён о многих деталях частной жизни членов царской семьи, и эта тема всегда была для него крайне интересной и актуальной;

в-четвертых, А.С.Махров, по чьему приказу и была составлена «записка Бафталовского», был его близким родственником по линии жены. Может быть, именно таким своеобразным манером шурин-генерал хотел оказать посильную помощь бедствующему в Данциге подполковнику Бафталовскому возможно даже материальную от членов императорской семьи Романовых.

Что хотел доказать историк Кирилл Александров (литературный псевдоним Михайлов) этим докладом «капитана-подполковника И.А.Бафталовского»? Да по сути то же самое, что и его многочисленные единомышленники и последователи в деле непрекращающихся попыток тотального сноса выводов следствия Н.А.Соколова. А именно: «Любые утверждения о "полном уничтожении" тел убиенных в Ипатьевском доме, их "подмене", расчленении (в частности, об отсечении голов в "ритуальных" целях) – не более чем мракобесные легенды. Доклад Генерального штаба подполковника И.А.Бафталовского ценен тем, что служит дополнительным доказательством, опровергающим версию о сожжении одиннадцати тел в районе Ганиной Ямы».

Любой самый важный документ, любая записка, меморандум или послание, любое повествование – деловое, бюрократическое или художественное – пишутся, как правило, ради одной единственной ключевой фразы в тексте, составляющей её квинтэссенцию, раскрывающей суть, замысел, направленность материала. У Бафталовского эта фраза следующая: «Все члены комиссии, не сговариваясь, вынесли совершенно определённое впечатление, что здесь в районе "Ганиной Ямы" была СИММУЛЯЦИЯ УБИЙСТВА, о чём и было занесено в протокол, подписанный всеми присутствующими. 1-го Августа комиссия вернулась в Екатеринбург и результаты своей работы в виде вещественных доказательств и протокола – сдала новому Начальнику Гарнизона – Генералу Голицыну, который в свою очередь все Царское Дело передал Военному Министру и Командующему Сибирской Армией – Генерал-Майору Гришину-Алмазову».

А далее уже можно сколь угодно красочно и пространно расписывать обстоятельства поимки бывшего председателя революционного Екатеринбургского трибунала солдата Самоквасова, «который в свое время страшно зверствовал и особенно в отношении офицеров», приводить его душещипательную исповедь перед казнью и детально раскрывать прочие, прочие высокохудожественные подробности.

Господа, уж если вы решили на «записку Бафталовского» сослаться как на истину в последней инстанции в деле разоблачения зловещего мифа о «ритуальности совершенного убийства», то вы уж либо крестик снимите, либо трусы наденьте. Ибо если прав Бафталовский с его версией «симуляции убийства», то все иные базовые рассуждения (мемуары, докладные записки, тексты выступлений и пр.) Юровского, Покровского и их подельников на темы расстрела в Ипатьевском доме, проведения злодеями непонятных манипуляций в урочище Четырёх братьев, создания обнаруженного поисковиком Вохмяковым и его сподвижниками некрополя в Поросёнковом логу с религиозно-исторической точки зрения даже гроша ломаного не стоят! И все дальнейшие разговоры о генетических, антропологических, стоматологических экспертизах с «екатеринбургскими останками» можно без колебаний прекращать за ненадобностью. Если не было цареубийства в особняке Ипатьева, то где он тогда был вообще – на Ганиной яме, в Поросёнковом логу или в ином месте, какие неопровержимые доказательства на сей счет имеются в руках следствия?

Кстати, совсем недавно Л.Вохмяков публично подтвердил сведения об участии в раскопках послушниц Ново-Тихвинского монастыря, о чём я ранее говорил применительно к сестре Иоиль. Оказывается, она там была не одна, а с многочисленной группой своих подруг. Как при этом местные церковные власти отнеслись к новому витку активизации незаконной гробокопательской активности «на подмандатной им территории» – для меня остаётся непонятным.

«Как только мы нашли останки, – рассказал в 2015 году Леонид Вохмяков, – на следующий день Авдонин сообщил губернатору Росселю и архиепископу Викентию, а сёстры монастыря узнали от Сергея Погорелова, который в монастыре периодически ведёт раскопки. Во вторник, 31 июля, начались раскопки под руководством Погорелова, в этих раскопках, в земляных работах, принимали участие сёстры Ново-Тихвинского монастыря, автобус привозил по 17-18 сестёр. Грунт снимался слоями, его нужно было весь руками перебрать, промыть: мы сначала нашли только крупные части, а все мелкие детали нашли как раз в процессе археологических раскопок: пули, зубы, множество мелких обгорелых костей. Вот сёстры участвовали в этой переборке грунта, на носилках носили его к воде, промывали. Тогда я не был верующим. Как раз под воздействием этих раскопок я пришёл к вере».

Как называлась статья, из которой взяты эти высказывания? А вот как: «Леонид Вохмяков: "Они хотят наступить на старые грабли нового дела Бейлиса"». И опубликована она была уже вторично аккурат по окончании конференции в Сретенском монастыре – 30 ноября 2017 года. Опять всё те же назойливые параллели с «делом Бейлиса» – почему, зачем, по чьему наущению, в чьих интересах? И вообще, кто эти таинственные «они», которые хотят «наступить на вышеупомянутые исторические грабли»? Вопросы без ответа, один сплошной туман.

Посмотрите более внимательно что писалось в докладе Бафталовского. «Офицеры Штаба Гарнизона, доложив о происшедшем Начальнику Гарнизона Полковнику Шереховскому и получив от последнего разрешение, – немедленно приступили к организации поездки в д.Коптяки с целью производства на месте тщательного обследования кострищ и шахт, где предполагали, если убийство действительно совершенно, найти останки умученной Державной Семьи. Явочным порядком собралась группа в 12 человек офицеров в составе: 1/ Капитан И.А. Бафталовский 2/ Ротмистр Н.В. Бартенев 3/Капитан Гершельман 4/ Капитан М.Б. Дмитриев 5/ Капитан А.А. Дурасов 6/ Капитан Малиновский 7/ Капитан Н.Н. Ивановский 8/ Капитан Р.М. Политковский 9/ Капитан Сумароков 10/ Капитан Г.В. Ярцов 11/ Капитан Ильин 12/ Поручик Шереметьевский. В указанную группу были включены: камердинер Чемадуров, доктор Деревенько и судебный следователь Намёткин».

Обратите внимание: главное должностное лицо только что открытого следствия (ныне известный всем филонистый следователь Намёткин, который за 8 дней своих следственных действий «по горячим следам» преступления по ст. 1453 Уложения о наказаниях «Умышленное или предумышленное убийство посредством истязаний и жестоких мучений» ни хрена толкового так и не осуществил) было всего лишь «включено» в войсковую группу поисковиков-волонтёров ad hoc. Которая у Бафталовского затем плавно трансформировалась в некую полномочную «комиссию», представившую свои выводы и умозаключения самому Гришину-Алмазову…

В этой связи сразу же вполне закономерно встает вопрос: а где сам доклад этой «комиссии» как официальный материал «колчаковского следствия», они его держали в тайне, что ли? Но там ведь были и офицеры, дававшие процессуальные показания следствию, однако этот «доклад Гришину-Алмазову» в них не фигурирует… Где протоколы допросов примерно половины офицеров этой группы? Куда у Бафталовского подевались Матвеенко, Сотников, Дамишхан, Мартынов, Соболев и другие офицеры, которые активно проводили опросы крестьян деревни Коптяки?

По моему твёрдому убеждению, в материалах колчаковского следствия есть ключевой, опорный свидетельский материал «по свежим следам событий» – протокол допроса поручика А.А.Шереметевского. Он ценен прежде всего тем, что в нём не содержится никаких «оценочных суждений», как у Малиновского, Политковского или у того же Бафталовского – только голое, беспристрастное изложение фактов, юридически закреплённое в свидетельских показаниях на следствии. Причём этот опытный офицер Академии российского Генштаба подметил и зафиксировал в своей памяти ряд важнейших деталей обстановки, которые он впоследствии сообщил следствию, и все это было закреплено документально – причём на века.

Вот что он показал, в частности, на допросе следователю Соколову: «В тот же день на одном легковом автомобиле мы и отправились целой компанией к шахтам. Другая группа поехала туда по железной дороге до станции Исеть, далее на лодках до Берёзового мыса, куда было подано несколько подвод из Коптяков, а отсюда уже на лошадях. Я сейчас не помню, кто и как ехал. Помню, что ездили тогда со мной следующие лица: капитан Малиновский, штабс-ротмистр Матвеенко, капитан Дамишхан, подполковник Румша, военный летчик капитан Политковский, капитан Соболев, капитан Сумароков, капитан Ярцев, штаб-ротмистр Бертенев, лакей Государя Чемодуров и доктор Деревенко. Может быть, и другие лица еще ездили, я забыл их.

В этот раз мы ехали уже через Поросёнков лог. Я прекрасно помню, что в этом логу мы проезжали через мостик, набросанный из шпал. Этот мостик и соорудили "товарищи" как раз в то время, когда они производили свои таинственные работы у рудника. Раньше этого мостика не было. Я хорошо знаю эти места и утверждаю, что именно в то время он и появился. Да и кто же мог бы взять с полотна шпалы и открыто тут же в полверсте от полотна воспользоваться ими, кроме "товарищей"? Проехав мостик и далее через переезд, мы поехали большой Коптяковской дорогой и свернули к руднику по первой же поворотке от Четырех братьев».

И далее. «Костер около этой ямы мы тогда же заметили, но не обратили на него никакого внимания. Поэтому я совершенно не могу сказать Вам, какое именно он занимал пространство, много ли было в нем углей и не бросились ли в глаза самые угли: были ли они результатом воздействия на дерево огня или же каких-либо кислот. Все наше внимание было поглощено в тот момент шахтой и теми двумя кострами, где мужики нашли вещи».

«Решено было искать трупы Августейшей Семьи здесь, у этого рудника. Возложены были эти работы на меня по приказанию полковника Шериховского. Капитан Малиновский должен был производить розыски в городе. Так мы с ним и распределили тогда нашу работу. 2-го августа мы начали откачивать воду из шахты и работали до 11-го августа. С 11-го числа мы принуждены были работы прекратить, т.к. рабочие, ввиду наступления красных, разбежались. Вновь работы были возобновлены с 15 числа, и шахта была откачана 18-го августа. Была откачана также Ганина яма. Эта работа производилась с 20 по 30 августа».

Итак, в урочище Четырех братьев было, как минимум, три кострища – это первое.

К урочищу из Екатеринбурга выдвигались, как минимум, две группы офицеров. Причем одна из них, вопреки Вашему, г-жа Лыкова, настойчивому и подчеркнуто акцентированному утверждению на конференции в Сретенском монастыре, передвигалась не со стороны Исетского озера и деревни Коптяки, а именно через пресловутый Поросёнков лог – это второе.

Звучит немного кощунственно, но получается, что автомобиль с этой группой офицеров проехал по телам невинно убиенных и якобы уже погребённых под мостиком из шпал мучеников. Если, конечно, этот могильник в Поросёнковом логу не соорудили позднее Юровский, Ермаков и прочие выродки из Уральской ЧК непонятно с какой целью. Или кто-то еще в более поздние времена бескорыстно не потрудился на благо отечественной истории…

Уважаемый доктор исторических наук и один из главных назначенных следствием официальных экспертов по проведению исторической экспертизы г-жа Лыкова! Ваше публичное заявление на конференции в Сретенском монастыре: «Они его <мостик> даже не видели!» как и Ваше публичное пожелание, что «если бы офицеры Академии Генштаба прошли путем, которым позднее пешком прошел следователь Соколов, то…» – это приговор Вам, как ученому.

Вы явно чересчур, неоправданно чрезмерно увлеклись научной обработкой материалов опроса «колчаковским следствием» местного крестьянства (что, согласно автореферату, составило одну из главных новелл успешно защищенной Вами диссертации), причём до такой степени, что «слона»-то и не заметили в Поросёнковом логу! Показания генштабистов Шереметевского и Малиновского перечитывайте почаще для пользы дела – тогда Вам и не придётся закрывать глаза на то, что «неудобно или неприлично» в силу каких-то невнятных конъюнктурных соображений.

Далеко не случайно, что именно из этих двух офицеров-слушателей Академии Генерального штаба некий шустрый питерский литератор по фамилии (или под псевдонимом) В.Волынский в своей фантазийной книге «Наследство последнего императора» играючи слепил каких-то дебиловатых петрушек. Которые вначале арестовывают «красного шпиона и лазутчика» Намёткина, затем по «двадцати трём ступенькам вниз» ведут его в «ту самую комнату», где уже успели разместить «пытошную» чешской контрразведки во главе Йозефом Зайчеком. <…>

Третье принципиально важное заключение содержится вот в этой фразе поручика Шереметевского из протокола его допроса следователем: «Погода в это время стояла сухая, но была роса». Удивляюсь я, однако, туповатому и явно упрямому поведению привлечённых экспертов – криминалистов, антропологов, историков и пр. Авторитетный, высокообразованный и незаинтересованный свидетель документально свидетельствует под присягой именно для вас: «Было сухо». А вы все какому-то алкашу Ермакову или безграмотному Юровскому больше верите на слово и бездумно повторяете вслед за ними, что 16-18 июля 1918 года в районе деревни Коптяки беспрерывно шли проливные дожди и поэтому костры в лесу ну никак не хотели загораться! Даже официально запросить метеосводку из местного архива, как это легко и непринужденно сделал за вас В.В.Бойко-Великий, следствие почему-то не посчитало нужным…

Вот что недавно сказал официальный эксперт следствия Д. Пежемский по итогам своей «индийской антропологической экскурсии» в район Агры вблизи всемирно известного Тадж-Махала: «Если бы все члены Императорской фамилии и все сопровождавшие их лица (всего 11 человек) были подвергнуты кремации, то кострище или кострища, на которых они сжигались, не найти было бы невозможно. Тем более учитывая тогдашние погодные условия: дождь и сырые дрова… Вспомним одно важное обстоятельство: тела мучеников долгое время находились в ледяной воде. Учитывая сырые дрова и накрапывавший дождик, все это делает версию о полной кремации их тел еще менее вероятной».

Ну, скажите мне, ради всего святого, откуда у наших просвещённых экспертов взялись «достоверные данные» о наличии у сжигателей трупов убиенных именно «сырых», но никак не сухих дров? Возможное наличие у них для своих злодейских целей древесного угля, на котором в старину демидовский металл плавили и которого на том же Верх-Исетском казённом Цесаревны Анны железоделательном заводе (он же завод «Красная кровля») всегда хоть завались, эксперты почему-то с порога с негодованием отметают. Зато «сырые дрова» из соснового хлыста или березового баланса – это самое то, что надо, даже без бензина с керосином.

Откуда такая разборчивость в подходе к горючему у экспертов – непонятно. Ведь полноценный следственный эксперимент должен быть смоделирован и построен на максимально допустимых параметрах горения, а не на минимально возможных? Чтобы потом вас какой-то недоверчивый «из подрывной пятой колонны» носом не ткнул во все ваши достаточно произвольные допуски и не сказал при этом: господа, а вот в этом режиме вы пробовали?

Далее Пежемский говорит весьма примечательные слова: «Вообще, выстраивая различного рода версии, важно не уйти в фантазирование. Мы должны опираться только на то, что дают источники, свидетельства очевидцев и участников преступления. После завершения расчетов теплоемкости древесины и более точного описания процесса кремации наши данные обязательно нужно будет соотнести с данными по возможному хронометражу, которые получат историки. Одних наших данных недостаточно. Нужен хронометраж, выстроенный по данным письменных источников, нужен ответ на вопрос, сколько вообще было времени у преступников на возможную кремацию трупов (неважно, целых или расчленённых)».

Всё более-менее верно, хотя, по большому счету, весь этот экспертный балаган с турпоездками в Индию за государственный счёт был совершенно ни к чему. Есть очень строгая и точная наука под названием судебная криминалистика, в которой уже давным-давно все сказано, показано, подтверждено и закреплено в виде научных формул. Например, известной еще с 1949 года формулы Кубицкого. Почитайте на досуге вот эту книгу криминалиста В.А.Кувшинова «О криминальном сжигании трупов». Или другие статьи на эту жутковатую тему.

Ну, хорошо, возможно Патриарх Кирилл, рассказывая на конференции о своих впечатлениях от посещения Агры в Индии, книгу Юргена Торвальда «Век криминалистики» не читал, да и ни к чему ему всё это. Но ведь господин Пежемский все же эксперт, а не священнослужитель, он просто обязан всё это знать…

Вот что говорят специалисты, которым даже в Агру не пришлось ехать для научных наблюдений. «После одномоментного сжигания расчленённых трупов взрослых людей расходовалось дров 21-29 кг. Продолжительность сгорания составляла 4 ч. 15 мин. – 4 ч. 25 мин. В золе (2,5-3 кг) встречались мелкие бесформенные кусочки костной ткани серо-белого цвета. Для сжигания трупа в два приема требовалось 47 кг дров, продолжительность сгорания составляла 7 ч. 45 мин. Золы оставалось столько же, как и после одномоментного сжигания».

Ладно, с криминалистическими экспертизами как-нибудь разберутся и без нашей помощи. Поэтому возвратимся мы лучше к публично заявленной идее проведения в рамках нынешнего уголовного расследования «психолого-исторической экспертизы». Какой она будет, кто исполнит роль А.Глаголева и И.Троицкого на современном историческом этапе – ключевой и в общем-то далеко не праздный вопрос.

Когда в июле 2018 года в «Российской газете» устами официального представителя СК РФ Светланы Петренко была вначале оглашена официальная позиция этого государственного органа по поводу выявленных следствием обстоятельств убийства Царской семьи, а затем на страницах газеты «Известия» была опубликована большая статья главы СК РФ А.И.Бастрыкина (формально она была приурочена к Дню сотрудников работников следствия, а на деле – к столетию расстрела царской семьи), вокруг них на страницах ранее упомянутого мною портала РНЛ тот час развернулась острая дискуссия.

 

Поводом к ней стал крайне произвольный, но достаточно характерный заголовок, преднамеренно данный редакцией православного сайта известинскому материалу при его перепечатке на своих страницах. Звучал он так: «Сомнений в принадлежности останков членам царской семьи быть не может. По словам Александра Бастрыкина, следствие не подтвердило ритуальный характер убийства Царской семьи и версию об отравлении Александра III».

Не знаю, на кой ляд современному российскому обществу стала столь уж важной следственная проверка «версии об отравлении Александра III» неизвестными злоумышленниками, а уж тем более «насущная необходимость развенчания профессиональными историками» кипы досужих обывательских слухов и домыслов вокруг характеристики личности родителей Николая II и вопроса о супружеской верности его матери. Однако слово «ритуальный характер убийства» вновь публично прозвучало. Даже несмотря на полное отсутствие чего-то подобного в оригинальном тексте интервью с главой СК.

И тут же, как по мановению волшебной палочки, все мгновенно пришло в движение в сонном царстве ленивого обывательского ума. Народ на форуме завёлся сходу, буквально с пол-оборота, и «процесс» дискуссии, по словам классика современной политологии, «пошёл» по нарастающей, совсем как в лучшие времена известной общественно-политической истерии под звучным названием «матильдиада»… Это было тем более ко времени и тем более востребованным в обществе по причине того факта, что руководство РПЦ к очень ожидаемой в народе столетней годовщине екатеринбургского злодеяния словно в рот воды набрало. Провело лишь серию традиционных юбилейных религиозных мероприятий в Екатеринбурге, и при этом свою позицию по проблеме на текущий момент никак обозначать не стало. Поэтому все наши объективные познания о ходе очередного официального расследования прочно застыли на уровне произнесённого вслух участниками конференции в Сретенском монастыре.

Вот мои тогдашние наблюдения «по свежим следам». «Очевидной тенденцией является то, что с момента перемещения настоятеля московского Сретенского монастыря епископа Тихона на пост митрополита во Пскове на официальном портале этого монастыря – «Православие.ру» – совершенно перестали публиковать какие бы то ни было материалы, связанные с работой комиссий (правительственной и церковной) и следственной группы по выяснению обстоятельств убийства Царской семьи. Глухо, как в танке. Никаких новых сведений о результатах проведённых с декабря 2017 года действий в рамках следствия нет! Об этом прямо было сказано и историком Болотиным, и историком Мироненко, и другими авторами публикаций.

Повторю еще раз то, что писал здесь ранее. «Лично меня с точки зрения современного следствия интересуют не чьи-то очередные попытки дать ещё одну интерпретацию материалам следствия 1918-1919 гг., проведённого, кстати, с соблюдением всех процессуальных норм действовавшего тогда законодательства Российской империи, а строгая юридическая оценка всего того, что творилось в Поросёнковом Логу за последние тридцать лет. Абсолютно со всеми причастными к этому акторами, как модно сейчас выражаться. Мне безразлично, кто это сделает – важно, чтобы это действительно была тщательно взвешенная и всесторонне продуманная оценка Государства и Церкви, свободная от сиюминутных наслоений текущей духовной и политической конъюнктуры. По моему мнению, кто-то непременно должен ответить и за допущенную небрежность в работе, и за непомерные амбиции, затмевающие разум чиновника, и за бездарные организационно-управленческие решения, и за многое, многое другое. Дождёмся ли только... Скорее всего – вряд ли».

В ходе развернувшейся заочной полемики с главным редактором портала я тогда приводил следующие аргументы. «Кого следственная бригада СК будет опрашивать в рамках нынешнего следствия – очередных стрелочников типа известного криминалиста, который во времена существования комиссии Ярова-Немцова был по сути и швец, и жнец, и на дуде игрец? Это надо же было дойти до такого состояния, чтобы на вопросы Патриарха и Синода РПЦ ответы от имени государства давал чиновник третьего эшелона, да еще и раздувшийся от внутреннего ощущения своей непомерной значимости.

Если Вы всерьёз полагаете, что есть какая-то незримая планка в отборе кандидатур для допроса у следователя, тогда по какой причине Вы совместно с владыкой Тихоном публично призвали опросить М.С.Горбачева на предмет выяснения, было ли заинтересовано руководство СССР в закрытии вопроса об убийстве Царской семьи?» (публикация от 12 июля 2017 года под названием «Церковная комиссия по изучению результатов исследования екатеринбургских останков требует допросить Горбачева»).

Я хотел бы, наконец-то, прочитать не очередное пустое интервью бывшего губернатора региона, а протокол его допроса следователем следственной бригады СК РФ. Основной вопрос к нему: кто персонально допустил проведение в июле 1991 года археологических работ в явно неподобающее для это время, в дождливую погоду, под навесом из брезента, снижающим яркость освещения, с привлечением неквалифицированного и безответственного за свои действия персонала (военнослужащих срочной службы)?

Для меня, например, совершенно неясно, почему дознание вела следственно-оперативная группа органов МВД (милиции) в составе начальника подотдела ЭТО УВД Свердлоблисполкома капитана милиции Воробьева В.Д. и младшего оперуполномоченного уголовного розыска Верх-Исетского РОВД г.Свердловска старшего сержанта Новикова В.Г.? Но при этом прокурорский надзор за производством производство работ по вскрытию захоронения группы «неустановленных лиц» с 10 час. 40 мин. 11 июля 1991 года до 12 час. 40 мин. 13 июля 1991 года осуществлял старший помощник прокурора Свердловской области по надзору за следствием в органах госбезопасности (!) советник юстиции Волков В.А., ныне занимающий ответственный пост первого заместителя прокурора Хабаровского края.

Причём здесь «органы КГБ», если обнаружено захоронение «группы неустановленных лиц» с подозрением на совершение особо опасного уголовного преступления – умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах (ст.102 УК РСФСР, п. «з» – убийство двух и более лиц)? Органы КГБ СССР занимались в то время расследованием уголовных дел исключительно по статьям 64-88 УК РСФСР. Это называется, как минимум, «неправильная квалификация подследственности уголовного дела», если мне не изменяет память.

Пойдем далее. Что гласит «Статья 178 УПК РСФСР. Основания для производства осмотра», согласно которой осуществлялся осмотр места происшествия (захоронения группы неустановленных лиц)? А вот что: «Следователь производит осмотр места происшествия, местности, помещений, предметов и документов в целях обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств, выяснения обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела. В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. В этих случаях, при наличии к тому оснований, уголовное дело возбуждается немедленно после проведения осмотра места происшествия (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 10 сентября 1963 г. - Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1963, N 36, ст. 661)».

Закономерно встаёт вопрос и к прокурорскому работнику Волкову, осуществлявшему 11-13 июля 1991 г. функции следователя, и к и.о. облпрокурора Зайцеву, давшего поручение на производство следственных действий, и к следователю-криминалисту Соловьёву, который продолжил следствие в дальнейшем, и к генеральному прокурору РФ Степанкову, давшему в 1993 году санкцию на возбуждение уголовного дела. По какой-такой причине вы, уважаемые граждане, не возбудили уголовное дело тотчас же, немедленно после проведения осмотра места происшествия, как этого требовал от вас Закон, а сидели и ждали у моря погоды целых два года?

Это не мои досужие домыслы – я лишь произвольно повторяю абсолютно справедливые положения доклада профессора А.И.Бастрыкина на международной научно-практической конференции в Царском Селе.

Вот что он тогда говорил аудитории: «Действующее уголовно-процессуальное законодательство устанавливает, что производство процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом РФ, возможно только после возбуждения уголовного дела. В случаях, не терпящих отлагательств, до возбуждения уголовного дела возможно проведение единственного процессуального действия - осмотра места происшествия. В таких случаях, при наличии к тому оснований, уголовное дело возбуждается немедленно после проведения осмотра места происшествия (ст. 178 УПК РФ). Органы прокуратуры Свердловской области после осмотра места захоронения останков неизвестных лиц имели законный повод (заявление гр-на Авдонина) и законные основания (вероятный насильственный характер смерти захороненных лиц) для возбуждения уголовного дела и производства предварительного следствия.

Однако, уголовное дело возбуждено не было, и дальнейшие действия органов прокуратуры Свердловской области проводились в рамках так называемой прокурорской проверки, что является грубым нарушением требований уголовного процессуального закона об условиях и порядке возбуждения уголовных дел.

Ст. 109 УПК РФ устанавливает, что правоохранительные органы, в том числе органы милиции и прокуратуры, приняв заявление и сообщение о совершённом или подготовленном преступлении, обязаны принимать по ним решения в срок не более трех суток со дня получения заявления или сообщения, а в исключительных случаях – в срок не более десяти суток. Между тем, гр-н А.Н.Авдонин обратился с сообщением в органы милиции 10 июля 1991 года, а уголовное дело по факту обнаружения останков неизвестных лиц было возбуждено значительно позже – спустя два года.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает продления сроков предварительной проверки по заявлениям и сообщениям о преступлениях, из чего следует, что органы прокуратуры, превысив установленный законом десятидневный срок предварительной проверки, допустили существенное нарушение требований уголовно-процессуального закона».

Именно эта сторона детективной истории обнаружения «екатеринбургских останков» меня и интересует в первую очередь. Мне, как я уверен, и многим другим на портале РНЛ, было бы крайне любопытным узнать, как на это справедливое замечание в нынешних условиях ответили (если отвечали) все причастные к данному эпизоду лица. Но не в форме очередного бравурного интервью СМИ, а в строго процессуальном порядке, запротоколированном следствием.

В ходе обсуждения вышеупомянутой статьи я дважды высказал «сугубо личное оценочное суждение» относительно предстоящей «психолого-архивной экспертизы». В первом случае привлёк внимание коллег к явно неутешительному, но, тем не менее, вполне очевидному факту: полному отсутствию в нашей стране авторитетных, признанных в научном мире специалистов по такой достаточно специфической религиозно-мистической материи, коей является каббала.

Произнёс при этом буквально следующее: «Еще в октябре 2017 года при обсуждении очередной статьи уважаемого Виктора Ивановича Корна "Половинка любви – полнота лукавства" я писал: "В современной России совершенно нет маститых, признанных мировой наукой специалистов по каббале – ни в ее традиционном, иудейском понимании, ни в ее христианской трактовке, ни, тем более в масонской. Хотя последние, как известно, очень активно стремились разобраться в хитросплетениях этого специфического религиозного знания. Могу сослаться хотя бы на эту очень толковую научную статью в "Киберленинке" "Каббала в XXI веке: выход из иудаизма". Всем рекомендую почитать, написано весьма занятно и достаточно объективно.

Спрашивается, ну и кто же и как будет осуществлять эту пресловутую "психолого-историческую" экспертизу, о которой глава СК РФ, кстати говоря, ни словом не обмолвился в своем интервью, если нужных специалистов для ее проведения у нас в стране просто-напросто нет? Шифровальщики и дешифровщики в этом деле нам не подмога. Это не тот случай, и в этом я солидарен с главным редактором сайта – нумерологией здесь вопрос не осилишь».

Однако уже вскоре мне пришлось поменять эту точку зрения в связи с обнаружением на просторах Интернета одной весьма информативной и достаточно показательной статьи. Вот что я из нее узнал.

Есть, оказывается, свои пророки в родном Отечестве... Одного из них зовут Константин Юрьевич Бурмистров – бывший геолог, а ныне философ, старший научный сотрудник Института философии РАН, специалист по проблемам распространения оккультизма, а также ксенофобии на бескрайних просторах России. Интересный персонаж, занятно и даже полезно было послушать его выступление в Центре «Сэфер» по проблеме имяславия... Вот только пригоден ли он на роль «независимого эксперта» в рамках «историко-психологической» экспертизы – это большой вопрос. Судите сами.

Вот его совсем недавняя статья в журнале «Лехаим». Тема – всё та же. «Дело Бейлиса, каббала и русский оккультизм», автор Константин Бурмистров. «В конце XIX – начале XX века можно было выделить три основные модели восприятия каббалы в европейском эзотеризме: 1) каббала понимается как древняя еврейская традиция, сохраняющая элементы первоначального откровения, дарованного праотцам человечества и сбереженного евреями (такое представление есть и в масонстве, и в школах типа "Каббалистического ордена розового креста" Ст. де Гуайты); 2) еврейская каббала понимается как медиатор, посредник в передаче тайного знания других народов, как правило давно исчезнувших, прежде всего египтян или протоариев (в теософии, в австрийско-германской ариософии); 3) каббала воспринимается как специфически еврейская и вредоносная разновидность магии (в кругах антисемитов).

Именно проявления последнего, достаточно редкого отношения к каббале будут вкратце охарактеризованы ниже. Отметим, что явление это представляется нам специфически российским, а кроме того, оно вообще осталось (по нашему мнению, совершенно незаслуженно) вне поля научных исследований».

Саму статью цитировать не буду, кто захочет – прочтет самостоятельно. Загробный научный спор кандидата философии Константина Бурмистрова с пастором Юстином Пранайтисом и присяжным поверенным Шмаковым, с «дилетантствующими любителями» каббалы Г.Шраммом, Н.Бутми (автор книги «Тайные общества и иудеи») и М.Скарятиным – это, должен признаться, нечто из ряда вон выходящее. Кстати, информационные материалы книги Георгия Бутми «Кабала или свобода», выпущенной московским издательством «Алгоритм» в 2005 году, 26 июня 2008 года были внесены в упоминавшийся мною выше Федеральный список экстремистских материалов за №288 на основании решения Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга. Однофамильцы все эти Бутми, что ли…

Приведу лишь заключение, сделанное автором указанной статьи: «Я намеренно мало комментировал заявления русских оккультистов, поскольку мне представляется существенным показать не конкретные ошибки (каковые можно бы и исправить), но, как мне кажется, принципиальную невозможность адекватного восприятия авторитетной мистической традиции иудаизма силами современного оккультного эклектизма. Ложная доступность переводов и популярных изложений создает иллюзию понимания, которая делает уже окончательно закрытым путь к настоящему знанию».

Не знаю, как смотрят на предмет экспертизы следователи, криминалисты и прокурорские работники, но к заключениям целого ряда т.н. «независимых экспертов», которые слово «антисемитизм» используют в своих «научных» трудах как имя прилагательное буквально на каждом шагу, нужно относиться крайне осторожно. Уж больно легко, походя и играючи, по поводу и без повода они это делают лишь для придания мнимой «общественной значимости» собственным «научным» суждениям. Лично я к подобным «экспертным оценкам» был бы склонен прислушиваться в самую последнюю очередь.

Настоящий эксперт совершенно не нуждается ни в придании какой-то характерной этно-политической окраски своим научным исследованиям, своим научным трудам, ни в конъюнктурном выборе государств, на территории которых они могут быть доведены до сведения широкой научной общественности с наибольшим бизнес-профитом для публикатора. Например – в том же Израиле.

Второе мое замечание принципиального свойства касалось следующего обстоятельства. Как известно, с лёгкой руки следователя-криминалиста В.Н.Соловьёва органы прокуратуры и следствия по итогам предыдущего расследования пришли к достаточно твёрдому и даже категоричному заключению: «Следствие полностью исключает ритуальный характер убийства. Мотивы убийства носили политический характер. Манипуляции с телами производили, в основном, местные уральские жители».

Опираясь на этот вывод следствия, целый ряд особо озабоченных проблемой «ритуальности» личностей буквально с пеной у рта продолжал упорно, но, к несчастью, совершенно бездоказательно твердить, что в России никогда не было, нет и даже по определению не могло быть ритуальных убийств. Вдохновлял их в этом несколько туповатом упорствовании, конечно, не столько светлый образ верного соратника Ленина В. Бонч-Бруевича и его идеи, изложенные в фундаментальном труде начала XX века под названием «Знамение времени. Убийство Андрея Ющинского и дело Бейлиса», сколько реальное отсутствие в Уголовном кодекса РФ (РСФСР) соответствующей статьи с отчетливой и доступной пониманию как специалистов, так и неспециалистов квалификацией данной разновидности предумышленного убийства.

Вынужден, однако, их разочаровать. Статьи действительно нет, а вот убийства, увы, есть. В том числе и в прямой, в самой непосредственной привязке к истории обнаружения «екатеринбургских останков». Приведу цитату из сравнительно недавней публикации в популярной на Урале газете Znak.com.

«Ритуальные человеческие жертвоприношения Байрамбеков совершал на специально оборудованном капище у Ганиной Ямы, со стороны деревни Коптяки. Это место широко известно благодаря православному храмовому комплексу, построенному на месте уничтожения останков семьи последнего российского императора Николая II. Как выглядело это капище, сегодня описал брат одного из погибших – Сергея Мусина. "Нам фотографии следователь показывал с места. Там круг такой камнем выложен и свечки горят", – рассказал Мусин.

О том, как производилась жертва, рассказала мать Мусина. "Заматывал рот скотчем, потом перерезал горло и сливал всю кровь. Это ему якобы какие-то потусторонние силы так велели делать", – пояснила женщина. Потом с жертвы снималась вся одежда и сжигалась (!). <…> В жертву богам подсудимый принес четырех человек. Все убийства были совершены осенью 2014 года, примерно с сентября по ноябрь. В каждом случае Байрамбеков работал с помощницей. Родственники потерпевших сегодня назвали ее имя – Татьяна Соловьёва. По их словам, обвинение против нее также выделено в отдельное производство».

Как сообщает Ura.ru со ссылкой на суд города Верхняя Пышма, «Татьяна Соловьёва находилась под домашним арестом по решению суда. 11 мая должно было состояться предварительное судебное задержание по делу жрицы, однако выяснилось, что подсудимая скрылась. Производство по ее делу было приостановлено, Соловьёву объявили в розыск по всей России. По данным Генеральной прокуратуры, Татьяна Соловьёва изучала оккультные обряды вместе с Байрамбековым, а также разделяла его религиозно-мистические верования. Жрица содействовала в убийстве четырех человек».

То есть, судя по материалам уголовного дела все описанные события происходили рядом с многострадальным мужским монастырем в Урочище Четырех Братьев. Который совсем недавно горел уже в четвертый или пятый раз, причем в последнем случае поджигателя все же поймали, даже осудили и дали ему по суду «два года условно за мелкое хулиганство» с обязательством регулярно отмечаться в Верхне-Пышминском РОВД.

Бывший милиционер, заказной убийца стал серийным ритуальным убийцей вместе со своей подельницей... Заметьте, судил его городской суд города Верхняя Пышма, то есть того самого города, куда геолог Авдонин в свое время принёс в милицию свою писульку об обнаружении им в лесу «трупов неизвестных лиц», оказавшихся впоследствии членами царской семьи. А некоторые следователи твердят: «Откуда на православном, богобоязненном Урале в 1918 года взяться сатанистам и ритуальным убийцам?»... Да вот отсюда они и берутся. Чем этот мент-палач Байрамбеков по большому счету отличается, к примеру, от того же чекиста-палача Ермакова или от чекиста-палача Юровского?

<…>

Думается, правильно говорил священник Роман Зеленский еще в 2015 году в беседе с заместителем главного редактора РНЛ – идёт процесс тотального сноса выводов следствия Н.А.Соколова. Цитирую его высказывание: «Это попытка мирового зла скрыть вселенское преступление». Сказано ёмко и недвусмысленно – ни убавить, ни прибавить. А далее пусть всяк сущий мыслит сам, в меру своих знаний, убеждений, жизненного и профессионального опыта.

После обнаружения в 2007 году в Поросёнковом логу второго захоронения с предполагаемыми останками цесаревича и его сестры у сторонников версии о подлинности места погребения невинно убиенных членов царской семьи обратного пути уже нет!

Любые сведения, противоречащие выстроенной при содействии Я.Юровского и М.Покровского гипотезе современных исследователей, сегодня начисто сносят все попытки навязать верующим идею «чудесного обретения в Поросёнковом логу мощей новопрославленных РПЦ святых» вместо официального признания истинности выводов следствия Н.А.Соколова о полном уничтожении останков царственных мучеников и страстотерпцев. И поэтому сторонники этой гипотезы непременно будут идти до конца в отстаивании «своей правоты», используя при этом любые доступные приёмы и методы.

Коридор возможностей для примирения позиций оппонентов пока ещё остается, но его ширина с каждым днем становится все уже. В конечном счёте, всё будет зависеть от здравомыслия и дальновидности участников предстоящего в мае 2022 года Архиерейского Собора Русской Православной Церкви (по Конституции РФ отделённой от государства), а не от тех материалов, которые нынешнее следствие положит им на стол. Нет никакого резона повторять горький опыт 1998 года на новом витке исторической спирали, конечный результат здесь может быть самым неожиданным и плохо предсказуемым.

Валентин Антонович Сидак, автор книги «Зарубки на гриппозной сопатке. Размышления о нашем недавнем прошлом…»

Постскриптум от Редакции. Мы лично с Валентином Антоновичем Сидаком не знакомы, хотя в переписке давно. Его позиция по «екатеринбургским останкам» известна, он – категорический противник признания их подлинности. Хотя меня всегда подкупало в позиции отставного полковника ФСБ умение не оскорблять оппонентов, хотя пишет он, бывает, остро.

И предлагаемая читателю довольно пространная статья подтверждает это. Мы её незначительно сократили, убрав не относящиеся к сути дела литературные изыски. Позиция и аргументация автора никак этими сокращениями не искажена.

Полагаю, знакомые с проблемой люди (независимо от позиции по отношению к останкам) с интересом статью прочитают, в ней есть замечания и размышления, достойные изучения и анализа.

Однако не могу обойти вниманием два важных замечания, которые, на мой взгляд, являются слабыми сторонами в аргументации автора.

Во-первых. На мой взгляд, попытка автора поставить под сомнение «Записку Бафталовского» малоубедительна. Напротив, контекст её появления (родственные связи с генералом П.С. Махровым, некоторое выпячивание своей роли и др.) свидетельствует в пользу подлинности «Записки». И показания поручика А.А. Шереметевского никак содержание «Записки» не опровергают. Поэтому попытка представить «Записку Бафталовского» едва ли не как творчество историка М.Н. Покровского, совсем неубедительна.

Во-вторых. Странной выглядит попытка автора представить могилу в Поросёнковом логу как появившуюся значительно позже 1918 года. При этом автор высмеивает «инвективы относительно "причастности органов КГБ" к истории появления и обнаружения группой Рябова-Авдонина в этом месте людских останков». Что вполне справедливо. Только автор, выходит, сам себе противоречит. Если КГБ не причастно к созданию могилы позднее 1918 года и, соответственно, к убийству людей в ней захороненных, то кто же тогда это сделал? ЦРУ, исламские террористы, партноменклатура? Это просто смешно. Тут, как любит выражаться В.А., либо крестик надо снять, либо трусы надеть. Либо чекисты создали ложную могилу позднее, либо она создана именно в 1918 году цареубийцами.

И тут закономерно возникает вопрос, который старательно обходят все противники подлинности останков, в том числе и В.А. Сидак. Если могила и в самом деле ложная, предназначенная ввести в заблуждение «белое следствие», зачем было сжигать рядом два тела, а не закопать в могиле одиннадцать тел для убедительности? И зачем большевикам было поддерживать версию следователя Н.А. Соколова об уничтожении тел, а не трубить на весь свет, что расстреляли и похоронили, но не сжигали? Что-то тут не вяжется с логикой.

Анатолий Дмитриевич Степанов, главный редактор «Русской народной линии»

Заметили ошибку? Выделите фрагмент и нажмите "Ctrl+Enter".

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода»; Международное общественное движение «Арестантское уголовное единство»; Движение «Колумбайн».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Иностранные агенты: «Голос Америки»; «Idel.Реалии»; «Кавказ.Реалии»; «Крым.Реалии»; «Телеканал Настоящее Время»; Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi); Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC); «Сибирь.Реалии»; «Фактограф»; «Север.Реалии»; Общество с ограниченной ответственностью «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»; Чешское информационное агентство «MEDIUM-ORIENT»; Пономарев Лев Александрович; Савицкая Людмила Алексеевна; Маркелов Сергей Евгеньевич; Камалягин Денис Николаевич; Апахончич Дарья Александровна; Понасенков Евгений Николаевич; «Центр по работе с проблемой насилия "Насилию.нет"»; межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов «Открытый Петербург»; Санкт-Петербургский благотворительный фонд «Гуманитарное действие»; Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан «Феникс плюс»; автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг «Акцент»; некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией»; Челябинское региональное диабетическое общественное движение «ВМЕСТЕ»; программно-целевой Благотворительный Фонд «СВЕЧА»; Красноярская региональная общественная организация «Мы против СПИДа»; некоммерческая организация «Фонд защиты прав граждан»; интернет-издание «Медуза»; «Аналитический центр Юрия Левады» (Левада-центр); ООО «Альтаир 2021»; ООО «Вега 2021»; ООО «Главный редактор 2021»; ООО «Ромашки монолит»; M.News World — общественно-политическое медиа;Bellingcat — авторы многих расследований на основе открытых данных, в том числе про участие России в войне на Украине; МЕМО — юридическое лицо главреда издания «Кавказский узел», которое пишет в том числе о Чечне.

Списки организаций и лиц, признанных в России иностранными агентами, см. по ссылкам:
https://minjust.gov.ru/ru/documents/7755/
https://ria.ru/20201221/inoagenty-1590270183.html
https://ria.ru/20201225/fbk-1590985640.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

2. Которые вначале арестовывают «красного шпиона и лазутчика» Намёткина

Валентин Антонович, спасибо Вам за то, что прочитали мою книгу "Наследство последнего императора", но сделали Вы это не совсем внимательно.
Наметкина красным лазутчиком и шпионом поручик Шереметьевский обзывает для того, чтобы нагнать на него страху. Всего лишь обзывает. Вы же подаете дело так, будто я написал, что Наметкин на самом деле красный шпион. Конечно, каждый читатель может ошибиться...

1. Цена обнаруженной историком К.Александровым то ли в США, то ли в Чехии т.н. записки Бафталовского – ровным счетом две копейки

Цена неоправданно завышена
Сообщение для редакции

Фрагмент статьи, содержащий ошибку:
Анатолий Степанов
Ай, Моська, знать она сильна…
МИД Латвии включил в список нежелательных лиц 102 граждан России, среди которых главный редактор РНЛ Анатолий Степанов и наши авторы
16.05.2022
Агент Кремля? Или Франциск очень хочет в Москву?
Папа Римский дал сенсационное интервью итальянской газете «Коррьере делла сера»
04.05.2022
Все статьи Анатолий Степанов
Валентин Сидак
Геополитика — продажная девка капитализма?
Бывший помощник начальника советской внешней разведки Валентин Сидак о появлении в рамках РАН новых «наук»
29.12.2017
Узелок третий
Глава из еще неопубликованной книги
22.08.2017
История цареубийства – политический спектакль длиною в век
Валентин Сидак о проблеме «екатеринбургских останков»
15.08.2017
Все статьи Валентин Сидак
Екатеринбургские останки
«Трогательно было видеть, как Гелий Трофимович писал записку об упокоении»
Беседа с наместником Вознесенского Печерского мужского монастыря (г. Нижний Новгород).
26.04.2022
О молекулярных генетических экспертизах «екатеринбургских останков»
Письмо японского генетика Тацуо Нагаи следователю Владимиру Соловьеву
11.04.2022
Прославление или забвение?
Готовится торжественное захоронение памяти и правды о Царе
25.03.2022
Мощи или лжемощи?
Вновь о «екатеринбургских останках»
23.03.2022
Насколько достоверны воспоминания участников убийства и сокрытия/уничтожения останков Николая II и его семьи?
Анализ одного заключения историко-архивной экспертизы «Преступления века»
10.03.2022
Все статьи темы
Генассамблея ООН по Украине
Как стало возможным обвинение России в геноциде
Власть не слушает сразу - вот и пожинаются «плоды»!
15.04.2022
Освободительный поход Русской армии на Украину
Хроника событий. День двадцать девятый
24.03.2022
Конец эпохи глобализации – назад пути нет
Новый мир, по сути, уже наступил
24.03.2022
Вот зараза: США задумали изучать вирусы в Монголии
Почему Китай не зря волнуется о приближении американцев к своим границам
23.03.2022
Все статьи темы
Резолюция ООН по Украине
Военная ситуация на Украине
Взгляд бывшего полковника НАТО
24.03.2022
«Она увидела конец мира, который сама и создавала»
Скончавшаяся на 85-м году жизни Мадлен Олбрайт успела увидеть плоды своих дел и осознать, что многое из её деяний пошло совсем не на пользу Соединённым Штатам
24.03.2022
Все статьи темы
Последние комментарии
Россия – опасная страна
Новый комментарий от Русский Иван
16.05.2022 20:22
Специальная военная операция
Новый комментарий от Константин В.
16.05.2022 18:22
Паразитируя на символах, далеко не уедешь
Новый комментарий от Автор
16.05.2022 17:36
Ай, Моська, знать она сильна…
Новый комментарий от Русский Иван
16.05.2022 15:19
Нам нужна Победа! Одна на всех!
Новый комментарий от Русский Иван
16.05.2022 15:10